«Я изначально удмурт»
Фото из личного архива Богана Анфиногенова

Фото из личного архива Богана Анфиногенова

Поэт Богдан Анфиногенов рассказал, как научился писать стихи на удмуртском языке

История приобщения 25-летнего Богдана Анфиногенова к удмуртскому языку с одной стороны типична: взрослеющий молодой человек вдруг начинает интересоваться своими корнями и учить родной язык. С другой стороны, его пример особенный: далеко не каждый сможет закреплять свои знания созданием стихов на новом языке. По мере изучения удмуртского Богдан вплетал в свои русские стихи новые слова. В итоге у него родился свой узнаваемый стиль, главной особенностью которого стало двуязычие — к слову, именно так поначалу разговаривают дети-билингвы. Богдан, однако, на стихах не остановился, он стал исполнять собственные песни, а в стихотворениях использовать даже не два, а сразу три–четыре языка:

Мон вӧтай туннэ: fashion арня,

Вспышки камер, pret-a-porter

Ты идёшь и не видишь меня,

Мон тонэ адӟисько. Ми артэ… (Мне приснилось сегодня: неделя моды, / Вспышки камер, прет-а-порте/ Ты идешь и не видишь меня, / А я тебя — вижу. Мы вместе).

Сейчас Богдан выступает со своими песнями в стиле хип-хоп под псевдонимом Мурӝол («подполье») Underground и пишет кандидатскую диссертацию, посвященную этнофутуризму.

– Богдан, в конце 2015 года за сборник «Айшет будущего» (Айшет — часть национального костюма удмурток, передник. — Примеч. авт.) ты получил Премию имени Кастрена в области литературы. Это первое международное признание твоего труда. Твоя жизнь как-то изменилась?

– Эта премия прибавила мне уверенности в своих силах, потому что в последнее время, именно после выхода в свет книги, многие литературоведы критиковали мои работы. Я думаю, вся негативная критика вызвана как раз тем, что люди не понимают, что мои стихи рождались в процессе изучения удмуртского языка. Многие интерпретировали это по-другому и объясняли это так: я изначально удмурт и якобы специально пишу на удмуртско-русском языке; якобы я пытаюсь ломать язык — в общем, обвиняли в посягательстве. Но это мои естественные мысли. По мере узнавания новых слов в стихах появляется все больше удмуртских и меньше русских. В 2008 году, на первом курсе, к примеру, я писал исключительно русские стихи, а теперь у меня есть исключительно удмуртские. А англицизмы и иностранные слова идут из нашей реальной жизни — смартфона, телевизора, интернета, молодежного сленга. И мне просто нравится, что удмуртские слова оказываются созвучны японским или французским. Это необычно и круто.

Вообще раньше я думал: неважно, что говорят другие, главное, что я пишу. Именно это позволяло мне писать, я никого не слышал и в принципе не слушал. Было легко. В последнее время поймал себя на мысли, что я прислушиваюсь ко всему, что мне говорят, уже не могу писать свободно, а вспоминая замечания, как будто подстраиваюсь под чье-то мнение.

– На одном из сайтов написано, что интерес к удмуртскому языку и культуре в тебе пробудила книга историка Маргариты Гришкиной «Удмурты. Этюды из истории IX–XIX вв.» Ты прочитал ее, будучи студентом истфака, и она перевернула твое сознание.

– Действительно, когда я прочитал книгу, во мне зародилась какая-то боль. В книге очень много трагических, психологически тяжелых моментов. Я тогда подумал про себя: люди гибли, когда Иван Грозный завоевывал Казань, а ты языка не знаешь. Хотя на самом деле удмуртский язык никогда не был для меня чужим. Моя бабушка живет в деревне Арляново Малопургинского района, там все разговаривают на удмуртском языке, можно сказать, бабушка даже по-русски не понимала. Базовые слова — хлеб, спасибо, названия животных — я узнал там. Когда я учился в школе, то смотрел программу «По соседству мы живем» (Реалити на местном телеканале, показывающее жизнь трех городских ребят в удмуртской деревне. — Примеч. авт.). Уже тогда я что-то почувствовал. Когда я после школы поступил в УдГУ на кафедру этнологии, вживую увидел Владимира Владыкина и картины Семена Виноградова на стенах в здании истфака. Мне было интересно посмотреть со стороны на то, что нам кажется обычным: вот мы едим перепечи, а художники этот сюжет возводят в ранг национального искусства.

А потом я познакомился с группой «Удмуртлык» в соцсети, с Дарали Лели, с музыкой Silent Woo Goore. И понеслось.

– Общественная деятельность?

– Да. Как раз когда я начинал учить язык, а это примерно 2008 год, в удмуртской общественной жизни было какое-то революционное время. Именно тогда произошли знаковые события, например, первый за долгие годы удмуртский фильм «Узы-боры». До 2012 года это была культура низовых инициатив. Главная идея, которую все культивировали, — удмуртский язык вымирает, с этим срочно надо что-то делать. Я помню, как мы, ребята из молодежной организации «Шунды», стояли на морозе и раздавали листовки ко Дню родного языка — так мы чувствовали свою сопричастность к глобальным демографическим проблемам. Ну, стоим мы с листовками — демографическая ситуация при этом не меняется, но мы так верили в то, что делали. И дело даже не в максимализме, потому что среди нас были люди и старшего возраста. А после 2012 года пришла какая-то стабильность.

Фото из личного архива Богдана Анфиногенова

– Стабильность — это плохо или хорошо? В чем она выражается?

– Тот же лозунг «Нас мало, надо решать проблему» массово уже не проявляется. На самом деле я иногда сижу и думаю: а была ли вообще проблема? Реально ли она была насколько катастрофичной, что надо было бежать раздавать листовки и рвать рубаху на груди? Не настолько, наверное, она от нас зависит и не настолько она критична. В этом плане я согласен с Дарали Лели: не надо бить в набат.

С другой стороны, стабильность в какой-то момент превращается в застой. Сегодня низовые идеи остаются низовыми. Я три года работал в госучреждении в сфере народного творчества и очень хорошо понимаю, насколько трудно частной инициативе достучаться до управлений по культуре — районных, республиканских. Этот железный занавес практически не пробиваем. А официальная удмуртская культура продолжает существовать в виде традиционного ансамбля советского периода. Как и раньше, в фольклорных коллективах участвуют бабушки, на них зеленые атласные платья и, как и раньше, они поют песни о родине. Это само по себе не плохо — плохо, что такое однообразие всюду.

– Как с этим бороться?

– Мне кажется, ситуация изменится, когда сменится поколение чиновников. Другой вариант — новый толчок даст интернет, потому что далеко не все его возможности и ресурсы исчерпаны. Любой застой когда-нибудь заканчивается. На самом деле сфер для развития сейчас бесконечно много, пока у нас еще есть не ограниченный, свободный интернет. То есть бери смартфон, снимай, монтируй видеостихи, клипы на своем языке, делай мультфильмы и выкладывай все это в сеть. Все эти возможности нами еще очень вяло осваиваются и иногда не до конца понимаются. Ведь фишка в том, что при грамотном маркетинге и пиаре аудитория произведений писателя, видеографа, мультипликатора, блогера в интернете может быть намного больше, чем у национальной республиканской газеты, журнала или телеканала. Но, с другой стороны, все, наверное, чувствуют, что ситуация в российском обществе, мягко говоря, не очень радужная: происходит какое-то закрытие от западного мира, кризис как в экономике, так и в культуре. Все это сказывается и на удмуртской культуре. Эта стабильность закончится в любом случае, но что после нее случится — еще не понятно. К сожалению, есть вариант, что все эти интернет-ростки молодежной новой культуры останутся ростками.

ЖКХ–2016: почему растут тарифы Далее в рубрике ЖКХ–2016: почему растут тарифыВ Ижевске вопросы жилищно-коммунальных услуг проконтролирует Общественный совет Читайте в рубрике «Титульная страница» Слово о расколеПисатель Герман Садулаев о расколе христианской церкви на восточную и западную, коммунистах и российской конституции Слово о расколе

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»