«Черные страницы удмуртской истории»
Оправданные мултанцы и их защитники: Стоят слева направо: В.Г. Короленко, Н.П. Карабчевский, М.И. Дрягин, П.М. Красников, 4 июня 1896 года. Источник: unatlib.org.ru

Оправданные мултанцы и их защитники: Стоят слева направо: В.Г. Короленко, Н.П. Карабчевский, М.И. Дрягин, П.М. Красников, 4 июня 1896 года. Источник: unatlib.org.ru

«Русская планета» обсудила с театральным режиссером Александром Блиновым актуальность постановки пьесы о Мултанском деле

В Национальном театре Удмуртии готовится к постановке спектакль по роману Михаила Петрова «Вуж Мултан» («Старый Мултан»). Так называемое мултанское дело — судебный процесс 1892–1896 годов над группой крестьян-вотяков (удмуртов), которые обвинялись в совершении жертвоприношения языческим богам, по сути — в ритуальном убийстве человека. После первого обвинительного приговора дело обрело огромный общественно-политический резонанс. К процессу подключились видные общественные деятели: юристы Анатолий Кони и Николай Карабчевский, журналист и писатель Владимир Короленко. В итоге, после третьего процесса 1896 года, вотяков удалось оправдать. Мултанское дело стоит в одном ряду с такими громкими процессами конца XIX века, как дело Дрейфуса и дело Бейлиса.

Удмуртский театр обращался к этой теме всего раз: в 1976 году спектакль по роману «Старый Мултан» поставил режиссер Александр Блинов — уроженец удмуртской деревни Удугучин, выпускник ЛГИТМиКа, ученик Георгия Товстоногова и Питера Брука. Сегодня, спустя почти сорок лет, Блинов вновь берется за это произведение.

– Александр Андреевич, от кого исходила инициатива новой постановки? Есть предположения, что театр приурочит ее к 110-летию со дня рождения автора романа — Михаила Петрова.

– Инициатива полностью моя: театр лишь поставили перед фактом. А вот непосредственная просьба разрешить постановку шла от многих людей и разных инстанций. Благодаря их поддержке удалось получить добро на то, чтобы сделать спектакль о мултанском деле — хотя, наверное, эта тема всегда должна звучать в стенах единственного в мире удмуртского театра, ведь победа в том деле и ознаменовала тогда право на самоопределение удмуртов.

– Тем не менее, некоторые актеры, задействованные в спектакле, были очень недовольны выбором материала…

– Совершенно верно, но таких, слава Богу, были единицы. Надо понимать, что актер — это сгусток эмоций, сначала он выбрасывает энергию, а потом задумывается. Актер, который протестовал, аргументировал свое неприятие тем, что это черные страницы удмуртской истории, которые пора бы навсегда вырвать и забыть. Но, согласно главному закону истории, забыть — значит допустить возможность повторения ошибок.

– Насколько актуальна эта тема сегодня?

– Я захотел вспомнить мултанское дело вот почему: бацилла нацизма, которая живет в обществе, на самом деле очень страшна. Чем иначе объяснить ситуацию в правительстве Украины или случай с журналом Charlie Hebdo? Сверхзадача спектакля в том и заключается, чтобы на известном в истории примере показать ужасы нацизма. Удмуртский театр выстраивает свою репертуарную политику, ориентируясь в первую очередь на школьников. Неслучайно в афише — классика и сказки. Но в данном случае этот факт не может не радовать, поскольку молодежь — основной адресат идеи.

– Если рассматривать тему межнациональных отношений не глобально, а локально, как вы оцениваете отношения русских и удмуртов?

– Когда я был маленький, русские сверстники часто называли меня рыжим вотяком. Мое поколение, а также многие поколения «до» и «после» воспринимали нейтральное, обозначающее принадлежность к месту, слово «вотяк» как оскорбительное. Сейчас такого нет, и не потому, что подействовали какие-то внешние запреты — просто в новых условиях постсоветской жизни выросло другое, более сознательное поколение россиян — русских, удмуртов, татар… Мы действительно стали лучше жить. Меня как удмурта сегодня никто не заставляет чувствовать свою ущербность.

Александр Блинов кадр из фильма "Донская повесть" (1964). Фото: kino-teatr.ru

Александр Блинов кадр из фильма "Донская повесть" (1964). Фото: kino-teatr.ru

– А может быть, изменились сами удмурты?

– Вряд ли. Ведь если речь идет о глубинных этнокультурных чертах, то люди не меняются. Сейчас удмурты такие же, как и были во времена моей молодости или в эпоху мултанских событий, описываемую Короленко и Петровым: миролюбивые, скромные, смиренные. Притом это не столько стереотипы, сколько объективные признаки менталитета.

– В 1976 году на этой же сцене вы уже ставили «Старый Мултан». Скажите, как воспринимали спектакль зрители сорок лет назад?

– Спектакль просуществовал всего несколько лет, потому что в 1978 году я вынужден был покинуть Удмуртию. Помню, что на каждом показе был полный зал. Возможно, успехом той постановки я отчасти обязан тому, что «Старый Мултан» был относительно новым романом: версия на русском языке вышла в 1955 году.

– Будет ли идейно отличаться нынешний спектакль от предыдущего?

– Это, прежде всего, другой жанр, который диктует определенные условия. Тогда я инсценировал роман, сейчас я полностью перекраиваю текст, перевожу на сценический язык и делаю из него пьесу. В будущем спектакле больше драматургии. По жанру это народная драма: то есть главный двигатель действия — народ, а не отдельные лица. В спектакле очень много массовых сцен, большинство актеров играют по несколько ролей.

– В спектакле Русского драматического театра Удмуртии, который шел несколько лет назад, все действие было сосредоточено на центральной сцене судебного заседания, есть ли у вас необычное сценическое решение?

– Мне тоже предлагали использовать ретроспективу, да и много чего другого, но я намеренно отказался. Мне важно показать, как развивались события. Я не считаю нужным путать зрителя, все будет в хронологическом порядке — шаг за шагом, событие за событием. Так как я всю жизнь занимался психологическим театром, думаю, действие не должно скрываться за многочисленными приемами, иначе оно потеряет в смысле: содержание все же важнее формы.

Сахарный город Далее в рубрике Сахарный город«Русская планета» обсудила культуру Ижевска с создателями уникального арт-пространства Читайте в рубрике «Титульная страница» Пропаганда пенсионной реформы, или о чем нельзя говоритьКак ведут себя средства массовой информации России в преддверие нового закона? Пропаганда пенсионной реформы, или о чем нельзя говорить

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»