«Тут раньше лошади жили, а сейчас мы»
Дом Башенина. Фото: Дарья Соловьева.

Дом Башенина. Фото: Дарья Соловьева.

Уникальный город в Удмуртии Сарапул разрушается

Сарапул — самый «архитектурно богатый» город Удмуртии. Полтора века назад над его «внешностью» по заказам купцов трудились лучшие архитекторы. Сегодня прежняя красота тихо умирает. Местные специалисты прогнозируют, что скоро перед статусом «самый» появится слово «бывший». Корреспондент «Русской планеты» вышла погулять с исследователем культурного наследия, заместитель директора музея истории и культуры среднего Прикамья Николаем Решетниковым по улицам Сарапула, чтобы понять, сможет ли город спасти свою историю.

Памятник — непамятник

Наша прогулка начинается с улицы Труда, в прошлом Большой Покровской. На улицах пусто, полуразрушенные, покосившиеся, потертые дома подозрительно уставились на нас сквозь разбитые окна. Старый грузовик проезжает мимо, разбрызгивая вокруг жирную грязь.

– Два столетия назад это была самая знатная улица, — говорит Николай Решетников. — Здесь жили самые богатые купцы города. Вот, например, эта усадьба — дом купца Полякова. Он торговал разными железными товарами. Еще год, и его усадьба исчезнет, потому что она не имеет статуса архитектурного памятника, как большинство исторических зданий в городе. Поэтому никто не берется за ее восстановление.

– А почему усадьбе нельзя дать этот статус, если она действительно памятник архитектуры?

Оказывается, для этого здание должно пройти экспертизу, которая может стоить и 100 тыс. до полумиллиона рублей. Всего таких памятников в городе более 200, из них только 66 обладают «спасительным» статусом. Выходит, такие дома легче разрушить, а на их месте построить новые, чем заниматься реконструкцией, которая стоит, кстати, также не один миллион.

Дорога проложена выше тротуаров, поэтому вся грязь и вода стекает вниз. Затапливает не только тротуары, но и основание исторических домов.

– Вот здесь была пивная Бодалева, — машет в сторону пустыря исследователь. — Ее снесли как ветхое жилье. Если бы она была признана памятником, то находилась бы под охраной государства. Для меня до сих пор загадка, почему Сарапульский пивоваренный завод не купил это здание, могли бы восстановить его и продавать здесь пиво, как это было раньше. Но, видимо, у бизнеса свои «заморочки».

Не дождавшись получения статуса, в Сарапуле ушли в небытие многие «памятники-непамятники»: дома Стрельцова и Маркова, многие деревянные купеческие дачи.

Прогулка по улице Труда завершается просмотром усадьбы градоначальника Павла Башенина. Это не просто дом — почти замок, с башенками и арками.

– Башенин любил город, за это его любили жители. Благодаря ему в Сарапуле появились водопровод и электричество. Первый свет провели, конечно, в его доме. Ради этого события он пригласил гостей. Те, кто на «прием» не попали, сидели в ресторане Александрова напротив. Горожане толпились под окнами усадьбы, пока не зажегся свет.

– Дом признан памятником?

– Да, но видите, в каком он ужасающем состоянии? Он уже успел сменить несколько частников, которые растащили его по частям. Так и стоял разграбленный, пока в этом году у него не появился новый хозяин. Надеемся, что он восстановит усадьбу.

Выходит, даже официальное признание здания памятником порой не способно что-то изменить в его судьбе.

Улица Большая Покровская, когда-то самая престижная, сегодня таковой не считается. Все, кто мог переехать из этого района, давно переехали.

– Дайте закурить, — просит у корреспондента «Русской планеты» нетрезвый парень с подбитым глазом. За неимением «курева» парню приходится отказать, а затем — нырнуть  в ближайший двор. Навстречу идет женщина.

– Здравствуйте, а вы знаете, кто здесь раньше жил? — обращается к ней корреспондент «Русской планеты».

– Кажется, купец. Тут у него, говорят, на первом этаже лошади жили, а сейчас вот мы.

– Как вам живется в его особняке?

– Хреново, — признается женщина — Это раньше здесь были хоромы, а сейчас коммуналка, добро пожаловать, — машет она руками. Во двор начинают подтягиваться жильцы. Из окна высовывается мужчина:

– Маринка, расскажи, как у нас потолки текут.

– Еще немного, и вся эта половина бабахнется, кирпичи обваливаются — машет в сторону угла дома женщина. — За 15 лет здесь никто из властей и гвоздя не вбил. Мы только так по судам летаем. Но ничего не происходит.

По словам Решетникова, восстановлением могла бы заниматься администрация, но тогда ей придется выкупать здание у собственников. Что требует больших вложений, которых у города тоже нет.

Исторический кирпичик

Центр города по сравнению с улицей Труда — другое измерение. Архитектура здесь поражает своей роскошью. Здания реконструированы и выглядят как новенькие. Особенно поражает шиком здание администрации Сарапула. Столичная мэрия — «красная коробка» — не просто уступает ей, а уступает «с разгромным счетом».

– Здесь располагался уездный суд, — рассказывает Сабина Креклина, заместитель главы администрации г. Сарапула по социальной сфере. — Памятник имеет региональное значение. Таких в городе еще 60, а с федеральным значением — 5. Они находятся под охраной федерации и республики. Мы бьемся над тем, чтобы и другие исторические здания получили статус памятников. Но этот процесс, к сожалению, долгий и непростой.

– Существует ли какая-нибудь стратегия спасения памятников, программы по их реконструкции?

– Мы участвуем в различных программах, — отвечает Сабина. — Например, по программе развития туризма получили средства от республики на поддержку проекта «Музейный квартал». Один квартал в городе мы уже запустили, к 2018 г. появятся еще несколько. В планах города продолжить расселение муниципального ветхого жилья, которое представляет культурную ценность, чтобы в дальнейшем его реконструировать, и создать на его месте новый по функции объект. Недавно мы расселили дом купца Страхова. Там будет Центр декоративно-прикладного искусства и ремесел. Один из популярных методов по сохранению памятников не только у нас, но и во всей России — передача памятников в собственность частным лицам, при условии, что они сохранят и восстановят объект.

В прошлом году нефтяной магнат Михаил Гуцериев вложил средства в восстановление Покровской церкви. Николай Решетников показал корреспонденту «Русской планеты» и этот памятник архитектуры. Выглядит церковь, прямо скажем, потрясающе. Единственное, что портит вид — полуразрушенное здание по соседству.

– Это Петропавловский храм. В советское время его, как и Покровскую церковь приспособили под хлебозавод, — рассказывает Николай Леонидович. В одной части храма уже нет крыши, обрушиваются стены, осыпается потолок. Но зато в некоторых местах сохранилось золотое покрытие. Предки строили на века, чего не скажешь о современных мастерах: по Покровской церкви уже ползут трещины.

Первое, что бросается в глаза, когда переступаешь порог развалины — это фрески на стене. Удивительно, здание рассыпается на кусочки как мозаика, а лик Иисуса Христа и святых время не тронуло. Белила, которыми рабочие закрашивали стены, слезли, и глаза Спасителя продолжают взирать на редких посетителей.

Куда в Сарапуле ни шагни, шагаешь в историю. Переступаешь порог торгового центра — и оказываешься в здании первой электростанции. Открываешь двери прокуратуры, и ты в кондитерской купца Вольфа, которую местные прозвали домом-тортом, так оно напоминает воздушную сладость. Даже обыкновенный уютный магазинчик имеет богатое прошлое купеческой лавки, которая видала на своем веку самые разные товары.

В городе все же идет — стараниями чиновников и инвесторов — восстановление нескольких объектов. Увидев один из них, мы вместе с Николаем Решетниковым некоторое время наблюдали, как строители шлифуют буквально каждый «исторический» кирпичик.

– Сколько средств нужно, чтобы восстановить все здания в городе? — спрашиваем у одного из них.

– Я не ошибусь, если скажу, что миллиарды. Потому и уверен, что восстановить все не удастся.

– Почему? Время же еще есть, можно деньги найти, инвесторов привлечь?

– Да вы шутите. Времени уже нет. Еще лет 5, и все эти здания уже нельзя будет спасти.

– Первое, что нужно сделать — это провести консервацию памятников, то есть укрепить здания балками, сделать крыши и настилы, тогда мы оттянем время разрушения лет на 10, — говорит Михаил Курочкин, искусствовед архитектуры. — За это время нужно наладить туристический бизнес, который позволит заработать те самые миллиарды для восстановления. В купеческих домах организовать мини-отели. Я думаю, что горожанина, который круглый год живет в «бетонной коробке», заинтересует отдых в старинном особняке.

Но чтобы наладить такой бизнес, нужны крупные вложения. И опять же — время.

Читайте в рубрике «Титульная страница» Половина россиян потеряет рабочие места до 2020 годаСтоит ли грустить по поводу повышения пенсионного возраста, если работу каждый второй потеряет уже завтра? До чего дошёл прогресс? Разбирался корреспондент РП Половина россиян потеряет рабочие места до 2020 года

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»