«Это еще не точка»
Фото: Дарья Соловьева

Фото: Дарья Соловьева

Удмуртские волонтеры решили скрасить старость одиноким пенсионерам

Два года назад добровольцы Удмуртии решили заняться непопулярным делом. Не помогать детям в приютах (этим они уже занимались), а поддержать одиноких стариков, устроив для них акцию «Старость в радость» и немного скрасить их жизнь. В этом году они решили повторить прошлый опыт.

Птицы, цветы, телевизор

С виду «Специальный дом для одиноких престарелых», над которым и взяли шефство волонтеры — обыкновенная многоэтажка из красного кирпича. На первом этаже бабушка приоткрыла шторку и наблюдает за прохожими, в соседнем окне вот-вот распустятся ярко-розовые бутоны декабриста (разновидность кактуса. — Примеч. ред.), в третьем пусто, даже занавесок нет. Про многоэтажку можно было бы сказать «дом как дом», если бы не одно обстоятельство: на каждом подоконнике сидят голуби. Птички буквально облепили дом.

- Пусть живут, — скупо роняет Андрей Карлович Шрейдер и насыпает на подоконник крупу. Моментально слетаются голуби.

Андрей Карлович вырос в Казахстане, служил в Удмуртии. Тут женился и остался жить. В доме для одиноких престарелых он не так давно: всего 3 года. На вопрос корреспондента «Русской планеты», почему он здесь, говорит, что у него никого нет: жена и сын умерли. И больше ничего не объясняет, прячет глаза.

- Дни похожи один на другой, — вдруг жалуется он. В этих четырех стенах, как замурованный. К соседям особо не походишь: практически все женщины.

Когда личное пространство деда «схлопнулось» до нескольких квадратов, он все-таки нашел себе развлечение. Вместе с другими обитателями дома начал ходить в кружок садоводов. А потом проверять советы специалистов на своем «садике», который развел на подоконнике:

- Рука то у меня легкая — все растет.

Все — это герань, декабрист, лук в стакане и зеленые ростки чего-то непонятного, а чего — дед уже и сам не помнит.

- Что бы вы хотели получить на новый год от волонтеров?

- Я? — удивляется Андрей Карлович и даже оглядывается по сторонам, чтобы понять, что ему для счастья надо. Кровать, телевизор, шкаф — вот и все богатство. А на стене странная «галерея». В ряд висят чеснок, бананы, розовая шишечка на елку, какие-то картинки.

- Я красивое люблю, — объясняет он свое пристрастие и снова идет кормить птиц, на этот раз уже синиц.

- Жалко их, — улыбается он.

Из-за этого «жалко» кормят птах и все остальные обитатели дома, 100 человек.

- Так ведь людям надо о ком-то заботиться, — находит свое объяснение Надежда Ивановна Абрамчук, обитательница этого же дома. Кроме птиц, у нее есть еще свой персональный объект обожания — тонколапый пес Гоша, на протяжении всего разговора скачущий мячиком рядом с хозяйкой.

- У меня сын погиб во второй Чеченской, — рассказывает она корреспонденту «Русской планеты». — Пока он был жив, я жила с его семьей. А когда его не стало, ушла от них, не хотелось висеть на шее. Встала в очередь на квартиру, но поняла, что я ее не дождусь на этом свете точно: очередь длинная. Тогда мне подсказали, что муниципалитет выделяет для обездоленных вот такие квартиры во временное пользование. И я перебралась сюда.

Надежда Ивановна тоже из Казахстана. В конце 1980-х перебралась с семьей в Удмуртию.

- У меня на родине одни пески. Все детство мечтала о елке на Новый год. Родители не покупали, жили мы небогато. Кто-нибудь выкинет елку, а я ее домой тащу. Даже веточки жевала, так мне нравился хвойный запах. Когда попала в Удмуртию, поняла: отсюда никуда не уеду, столько тут сосен и елей.

У всех «ба-де» — бабушек-дедушек, такое короткое имя нашли для них волонтеры — своя история одиночества, которая привела их на улицу, а затем и сюда.

- Раньше в этих муниципальных квартирах по договору социального найма жили бабушки-одуванчики, которым было трудно самим за собой ухаживать, — рассказывает корреспонденту «Русской планеты» Елена Губаева, заместитель директора «Центра социального обслуживания № 2».

После голодных лет появились и инвалиды, и обманутые риелторами пожилые люди — все те, у кого нет родственников и жилья и кто может подтвердить это документально. Кто из них бывший заключенный, а кто психически больной, уже неважно. Старость сравняла всех.

- Понятно, что живут они бедно, некоторые даже убого, пенсии у них небольшие, поэтому им, конечно, нужна помощь, — продолжает Елена. — Но если существуют разные пункты в статье расходов, которые касаются помощи в быту, то тех, которые условно можно назвать «внимание и тепло», в природе не существует. То есть в бюджете нашего учреждения не хватает средств, например, на какие-то открытки или приятные подарки на праздники, которые бы дали почувствовать старикам, что они еще кому-то нужны. Вот в этом нам и помогают волонтеры, за что мы им бесконечно благодарны.

После разговора мы делаем с Еленой небольшой «обход» по квартирам.

В каждой свой запах: в одной пахнет пирожками, в другой валидолом, в третьей сигаретами. И во всех витает запах одиночества. Спертый, затхлый и еле уловимый. Его невозможно описать, но несложно почувствовать.

«Бабушки 42-го размера»

Дарья Богатырева, блогер и общественный деятель, 2 года назад нечаянно увидела в интернете пост об акции «Старость в радость» и больше не смогла жить спокойно:

- Сначала я хотела просто поучаствовать в акции, пока не поняла, что она проходит в другом городе, — рассказывает Дарья. — Тогда пришла в голову мысль, что нужно помочь и нашим бабушкам. Я нашла дом для одиноких стариков и разместила в сети информацию, что ба-де из этого дома нужна помощь. Через несколько дней я узнала, что подобная идея пришла в голову журналистке Маше Шарановой, и мы взялись за акцию вместе.

Всего за две недели волонтеры собрали более 500 подарков и еще успели подготовить бабушкам концерт.

- Я не ожидала такого отклика. Люди не только несли вещи, но и предлагали свою помощь в организации концерта, упаковке и транспортировке вещей. Набралось более 300 добровольцев. Меня ловили в кафе, в дороге из дома на работу, на моих мастер-классах. Всю неделю я возвращалась домой с огромными пакетами для бабушек. Это было что-то невероятное: в комнате сбора не было видно окон из-за вещей.

- Зачем вам все это надо?

На минуту Дарья задумывается, а потом отвечает, взвешивая каждое слово:

- У них нет ничего. Впереди в лучшем случае 20 лет жизни и никаких перспектив. Большинство из них никому не нужны. И это самое страшное. А у нас есть тепло, которым мы можем поделиться с ними, чтобы дать надежду, что жизнь продолжается, и это еще не точка.

В этом году у Дарьи появилось еще больше единомышленников. Точки приема подарков пришлось раскидать по всему городу. Всего их сейчас 6. Но их уже не хватает.

- К акции начали подтягиваться люди из других городов и деревень Удмуртии, а это значит, что нужны точки и там, — говорит корреспонденту «Русской планеты» Ольга Лисова. Она отвечает за сбор и упаковку подарков.

- Какие вещи приносят люди?

- Сегодня нам позвонил мужчина, он хочет поставлять бабушкам и дедушкам безвозмездно продукты. В прошлом году кто-то принес норковые шапки. Но в основном, конечно, дарят сладости, предметы гигиены и одежду. Когда мы упаковывали для каждой бабушки вещи, в том числе одежду, нужно было правильно подобрать размер. На этой почве у нас появился свой сленг: «бабушки 42 размера» и «бабушки 48 размера».

Волонтерская жизнь Ольги началась с того, что однажды она решила подарить девочке из детдома своего медведя. И поехало: собаки и кошки, тяжелобольная Анечка и просто незнакомые люди, которым нужна помощь.

- Я просто поняла, что так живу не зря. Не впустую.

Еще один дом, над которым волонтеры взяли шефство — Дом милосердия при храме Воскресения в с. Уральский.

- Когда я решила помогать бабушкам и дедушкам из Дома милосердия, я пребывала в радужных представлениях о старичках и о том, что я смогу стать для них «внуком по переписке», — грустно улыбается волонтер Мария Шаранова. — Но когда я первый раз оказалась там, у меня был шок. Оказалось, что там живут не те ба и де, которых я себе представляла — я увидела бывших алкоголиков, бомжей и инвалидов. И к этому было непросто привыкнуть. Когда мы угостили одну бабушку зефиром, она его взяла и начала отгонять нас, боясь, что мы отберем у нее сладость. Потом мы уже узнали, что она долгое время прожила в хлеву с собаками и кошками. И у нее осталась привычка отгонять от еды животных.

В этой истории с акцией Машу потрясли не только сами старики, но и люди, которые несли для них подарки:

- Мы просили приносить не только вещи, но и открытки, письма и приятные записочки, вроде таких: «Привет, дорогая бабушка! Желаем тебе долгих лет жизни и добрых людей вокруг». Были те, кто услышал нашу просьбу, но среди добровольцев оказались и те, кто принес пустые открытки, с белыми незаполненными страницами внутри. Понимаешь? Мы потом сидели и сами придумывали пожелания. После всего этого я сделала вывод, что благотворительность и волонтерство — это помощь не только для стариков. Это помощь в первую очередь для нас. Для очеловечивания наших сердец.

Читайте в рубрике «Титульная страница» Михаил Ефремов. Давно народныйИсполнилось 55 лет замечательному актёру, которого злые языки предлагают лишить звания Михаил Ефремов. Давно народный

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»