Здесь молились Кылдысину
Фото предоставлено Екатериной Лекомцевой

Фото предоставлено Екатериной Лекомцевой

Как туристов знакомят с настоящей Удмуртией

Север Удмуртии — земля спокойствия и умиротворения. Чем дальше от города, тем меньше машин, домов, людей. Идеальное место для тех, кто устал от пустой суеты шумных городов. Любители сельского туризма наслышаны о гостином дворе «Живица», который находится в Кезском районе. Это не только идеальное место для тихого уединения. Здесь же можно познакомиться с национальной удмуртской кухней, в старинной кузнице собственными руками сковать ключ к семейному счастью, или, прогуливаясь вблизи священной ели, узнать, в чем древняя сила удмуртов.

Поездка за сто восемьдесят километров от Ижевска рождала некоторые сомнения. Ехать около четырех часов в другую часть Удмуртии, чтобы самой почувствовать атмосферу в удмуртской гостинице, — это не просто улицу перейти. Подкупило гостеприимство и радушие, которым славятся хозяева «Живицы» — Екатерина и Петр Лекомцевы.

Мама Чоли

Поговорить о сельском туризме мы сели прямо в кеносе, летней гостинице. Оглядываюсь вокруг. Вдоль бревенчатых стен расставлены два ряда крупных деревянных кроватей с балдахинами.

– Вот что они такого здесь делали, что мусора накрошили, — сетует на молодых туристов хозяйка, недовольно сгребая в одну кучу куски пластика. В первые минуты общения сложно уловить настоящее в человеке. Вначале присматриваемся, прислушиваемся. В ближайшие час–два несколько натянутая, сбивчивая беседа переходит в откровение. О жизни, людях, планах, мечтах.

В начале 1990-х Лекомцевы занялись фермерством, а чуть позже и сельским туризмом. Расположение построек с самого начала было спроектировано по подобию старинных удмуртских хозяйств. Центр двора по старинке защищен вокруг стоящими постройками. Есть машинный, скотный, хозяйственный и гостиный двор. Удмурты раньше защищались от диких зверей и неприятелей. Получалась своеобразная маленькая крепость. В «Живице» решили не отклоняться от традиций дедов, со временем застроив всю площадь.

– Гостей у нас всегда бывало много, а размещать негде, — начала Екатерина Семеновна. — Да ведь не застелешь на пол 10 матрасов. В то время вся страна вечерами смотрела фильм «Рабыня Изаура». Помните, наверное. И эта мама Чоли, большая женщина, размещала гостей в своем огромном доме, постоянно что-то готовя, кружила возле них. Я и думаю, бразильские женщины давно этим занимаются, чем мы-то хуже. Вот и задумались о гостиничном домике.
В молодости ведь как — все легко давалось. Тут еще и ближайшая гостиница в Кезу закрылась. Обесценивание денег, политические, экономические страсти. Наличности не было вовсе. Все на взаиморасчетах жили. Вот я иду сдавать картошку в пищевой комбинат, оттуда мне отдают лимонадом и конфетами. Обмениваю все это на телевизор, либо на кирпич. С помощью того кирпича потом и подняли гостиный дом, — показывает рукой собеседница в сторону постройки.

Предметы быта северных удмуртов. Фото предоставлено Екатериной Лекомцевой

Девять лет тому назад в Кезу нашли нефть. Нефтяникам нужно было где-то жить. Лекомцевых и попросили разместить двух человек.

– Как сейчас помню, брали с каждого по двести двадцать рублей. Нам тогда с Петей двести рублей этих хватало на еду с лишком. Глядим, у нас уже и семьсот, потом тысяча... Тут нас спрашивают, сможем ли мы принять 15 рабочих. Если нет, то другое место поищем, говорят. Мы посовещались с мужем, и попросили две недели сроку. За это время поставили гостиничный дом. Для кого-то 90-е были тяжелым временем, но не для нас. Сейчас мы можем разместить 25 человек зимой и до 40 летом.

В «Живице» всегда готовы подучить языки

Хозяева гостеприимно показывают свои владения. Впереди старинная кузница. Оказывается, в ней довольно темно. Крошечное окно еле пропускает свет. В раму окна вставлено несколько мелких десятисантиметровых стекол. Больших стекол раньше не было, объясняют хозяева. Вот и собирали окна из того, что достать было легче. Да и разбившуюся часть заменить куда проще, чем все стекло разом.

В кузнице чудом сохранились настоящие кузнечные меха. По словам хозяев, сейчас они служат больше декоративным элементом, нежели неотделимой частью функционирующего механизма. Раскалить огонь в горне с помощью электричества намного проще. Именно его используют в кузнице, когда изготавливают инструменты для сельхозтехники. Пожалуй, иногда гостям можно продемонстрировать ковку металла с помощью мехов. Пускай удивляются. Петр Александрович решил показать, как куются инструменты. Да и зубило для стройки пригодится, прибавляет он.

Удар молотом по разогретому металлу, по наковальне, вновь по металлу, удар, еще удар, секундное шипение раскаленного металла в тазу с холодной водой. Зубило готово. Рождение инструмента в продымленных стенах сопровождается необычными звуками. Отдаленно напоминает industrial rock из сет-листа какого-нибудь топового диджея.

– В старину кузнец считался первым человеком на деревне, — рассказывает хозяин. — Как проживешь без его помощи? Каждому хозяйству порой необходимо и крючки к коромыслу сделать, и ведро починить. Уважал его, пожалуй, и мал, и стар. Кузница потому никогда и не закрывалась. А знаете, как определяли, на месте ли кузнец? — выдав несколько секунд, продолжил Петр. — Заглядывает в кузницу, скажем, парнишка либо бабка какая. И присматривается. Если молоток лежит на опорной основе, значит, кузнец здесь, ежели лежит на самой наковальне, нет никого, разворачиваются и идут домой. Задумано-то как а.

Кажется, что вторит словам кузнеца каждый предмет в гостином дворе. Будь то заштопанное грубыми руками землепашца ситце для зерновых, старинный деревянный узорчатый сундук — хранитель приданого будущей невесты, либо трехконечная длинная палка — прототип современных вил.

Кенос. Летнее жилище удмуртов. Фото предоставлено Екатериной Лекомцевой

– Коня гинэ вераса вуи, кыл жадиз (в переводе: сказал несколько слов, а уже устал — Примеч. авт.), — вставляет фразу на удмуртском языке кузнец, мигом разгоняя мои мысли. Рассказать о ремесле предков на неродном языке не так-то просто. Вдвойне сложнее передать свою страстную преданность делу, говорит он. Современные IT-технологии в виде встроенных в девайсы приложений для изучения языка никогда не заменят живой эмоциональной речи. Если не впитать язык через молоко матери, считают мои собеседники, то только в среде, максимально близкой к естественной, удастся приблизиться к идеалу. В «Живице» всегда готовы подучить языки. Потому с сердечным гостеприимством встречают не только удмуртов и русских, но и иностранных туристов.

«Чувствуете, какой здесь дух? Стариной пахнет»

За все время существования хозяйства у Лекомцевых побывали гости порядка из двадцати стран мира. Один француз у нас чуть не потерялся, смеется Екатерина Семеновна.

Дело было так. Седэрлик, приехавший в Удмуртию для работы по контракту, захотел увидеть север Республики. В Ижевске его посадили в автобус, наказав выходить на последней остановке. Но не оказалось француза в автобусе, когда тот приехал в Кез. Оказывается, очутившись в совершенно чужой обстановке рядом с людьми, которые не знают ни английского, ни франузского, да к тому же среди лесов и болот, он испугался. Четыре часа в пути, зимние сумерки. Одним словом, нервы Седэрлика не выдержали. Потом выяснилось, что он, не доехав до Кеза, сошел в Дебесах, подумав, что это, вероятнее всего, последний населенный пункт. «Вдруг здесь заканчивается цивилизация и это край?» Лекомцевы выехали на поиски иностранного гостя. Нашли. Отогревшись и успокоившись, француз признался, что по его ощущениям, он на автобусе проехал всю Францию, плюс еще четыре европейские страны.

– Недавно, — продолжает хозяйка, — приезжали из стран Балтии снимать фильм об удмуртах. Не помешала даже моя занятость, проведение свадьбы было запланировано в те дни. Заповедный уголок земли привлекает многих, не только ценителей удмуртской культуры. Вначале некоторые вроде бы хотят приехать сюда, чтобы отдохнуть от привычной городской суеты, подышать целебным воздухом соснового бора, набраться сил. А проживут здесь с денек, окруженные вещами и предметами быта со своей уникальной историей, и начинают интересоваться жизнью древних, да и современных удмуртов. Чувствуете, какой здесь дух? Стариной пахнет. Удивительно, правда же?

В «Живице» есть свой музей под открытым небом «Быт северных удмуртов». Лекомцевы собирают коллекцию более двадцати лет с самого зарождения фермерского хозяйства. В общей сложности, здесь порядка 1000 экспонатов со всех уголков Кезского района. И не только.

Музей под открытым небом «Быт северных удмуртов». На переднем плане «Кӧкы» - удмуртская зыбка. Фото предоставлено Екатериной Лекомцевой

– Если уж захочу что-нибудь найти, обязательно докопаюсь и поставлю уникальную вещицу среди своих экспонатов, — делится Екатерина Семеновна. — Нечего им лежать в чердаках да кеносах в забытье. Пусть лучше уж посетители поглядят, задумаются о его предназначении, истории, человеке, создавшем его.

«Куала», которую не поднимешь

Вещицы в музее под открытым небом сравнительно небольшие. Но есть в «Живице» и такие экспонаты, которые не поднимешь. Один из них называется Куала. Это помещение, напоминающее летнюю веранду на сырой земле. Куала — священное место молений удмуртов. На первый взгляд, ничего необычного тут нет. Слегка присмотревшись, замечаешь, что здесь нет потолка, да и сама крыша не как в современных домах: одна сторона каркаса чуть выше другой. Между ними щель. «Раньше здесь же внутри на проволоке, протянутой через все помещение, висел котел, а внизу на земле специально разжигался огонь. Печной трубы не было. Через это отверстие дым и уходил», — объясняет Петр Александрович.

К одной из стен приделана полка. Называют ее Мудор. «Му» с удмуртского — земля, «дор» — край, дом. На этом месте раньше молились Кылдысину.

– Кылдысин буквально переводится как «язык да глаза», если же немного интерпретировать, то получится всевидящее и всеслышащее око. По преданиям, он заботился о земной жизни людей. Давным-давно жили люди в мире и согласии друг с другом. Но со временем жадность озлобила их сердца. Начали они увеличивать пахотную площадь, межа становилась все меньше и меньше. Если раньше Кылдысин свободно передвигаясь по земле, собирал осыпавшиеся колосья, бросал их на благодатную почву, то теперь с трудом ступая на узенькие полосы между засеянными полями, решил, что не нужен больше. Решил, да и ушел от них. Теперь и дождь вовремя не идет, и хлеб не растет. Решили люди вернуть Кылдысина. Охотник начал целиться в него, чтоб подранить. Но не подумали люди о том, что Кылдысин все видит и все слышит. Увидев стрелу, превратился он в рябчика и улетел на макушку ели. Вновь в него целятся, а Кылдысин обернулся белкой и спустился на нижние ветки и вниз к обрыву, а после третьей стрелы стала белка щукой и уплыла. Так и ушел Кылдысин навсегда. Старейшины удмуртов, вовсе отчаявшись из-за засух и неурожаев, в священной Куале восстановили образ Кылдысина, собрав воедино все его обличия. В воршудном коробе лежит теперь крыло рябчика, хвостик белочки и челюсть щуки. А у нас, раз «Живица», мы положили сюда шишки — пусть сосны растут до небес, зерна — чтоб колосья уродились крупными да тяжелыми, монетки, чтоб хватало и нам на хлеб да соль, — рассказала Екатерина Семеновна, поочередно вынимая из короба все содержимое.

Откуда появилась «Живица»

Удивлять и преподносить привычные вещи с иного ракурса — вполне обычное занятие для хозяев «Живицы». Рядом с гостиничным двором на площади в 34 сотки возводится «Поляна сказок» для детей.

Высоко над землей, на куполе крыши одного из двух деревянных теремов разглядывает кезские земли пушкинский золотой петушок. Обе постройки выполнены с расчетом на то, что, если в одной идет спектакль, другая автоматически становится зрительным залом. И наоборот. В другой части детского парка благодаря умелым рукам хозяев «Живицы» продолжают оживать персонажи из сказок и мифов. К примеру, стоя на огромной рыбине, бык из удмуртской мифологии держит на рогах всю землю. Чуть дальше три могучих богатыря возвышаются над землей, охраняя покой «Живицы». Сухие ели, поставленные вверх корнями, похожи на инопланетные объекты. Для усиления волшебного эффекта здесь должна появиться и избушка на курьих ножках с Ягой. А Нюлэсмурт (Леший) — хозяин удмуртских лесов уже стоит. Он надменно разглядывает с высоты огромного роста свои владения. Ему можно. Он является брендом «Живицы».

Как и все в хозяйстве у Лекомцевых, бренд выбран не случайно. В ходе опросов, которые специально по просьбе Екатерины Семеновны провели ее друзья-краеведы, оказалось, что именно Нюлэсмурт являлся самым почитаемым божеством у северных удмуртов. Не сложно догадаться, почему. Кезская природа поражает своим внешним могуществом. В каждое мгновение здесь чувствуешь ее силу, неподвластную человеку. Особенно удивляют леса. Густые и бесконечные. Отсюда и преклонение древних удмуртов перед лесными силами.

– Вы инициалы мои знаете? — неожиданно ошарашила вопросом Екатерина Семеновна.

Мгновенно выйдя из ступора, утвердительно киваю.

– Ну, и что получается?

– Л.Е.С.

– Ну вот. Долго я искала название для гостиного двора. Целых два месяца билась. Думаю, раз такое дело, необходимо связать название с природой. Ведь все к одному. Кез, что неподалеку, от слова «кыз» (елка) произошел. Гостиный двор наш находится в деревне Сосновый бор. Вот и начала я раздумывать в этом направлении. Частичкой соснового бора что может быть? Сосна, шишка, ветка, хвоя. Что, шишкой назвать? Смешно же. А как, думаю, называется смола-то? Живица. Звоню ночью дочери: Женя, я придумала название гостиницы. Живица. Мама, в точку попала.

Жених кует, невеста печет

У Екатерины Семеновны гости не скучают. Всегда можно выехать по туристическим маршрутам. Например, маршрут «Мудор Кыз» с поездкой к священной ели. Говорят, дереву уже более 200 лет. Невольно соглашаешься, разглядывая толщину дерева. Двум людям будет сложно его обхватить. Недавно ель получила статус памятника живой природы и была включена в российский реестр старовозрастных деревьев. Кроме того, «Живицей» организуются выезды на Кездурский водопад с чистейшей водой, в Кулигу к истоку Камы. К тому же летом туристы могут отправиться вместе с хозяевами на сбор целебных трав, или за вениками. Многие любят попариться в удмуртской баньке.

Лекомцевы собирают лекарственные травы. Фото предоставлено Екатериной Лекомцевой

Пока мы прогуливаемся по удмуртскому «поместью», телефон Екатерины Семеновны постоянно звонит.

– В скором времени здесь пройдет свадьба, — объясняет хозяйка. — Желающих много, нравятся молодым у нас. Традиционные удмуртские свадьбы редко где сейчас проводятся. А мы стараемся восстанавливать обычаи предков. Здесь, к примеру, жених в кузнице может сковать ключ к семейному счастью. Невеста в это время готовит для любимого настоящие удмуртские перепечи. Затем обоим предстоит пройти через некоторые испытания. Говорят ведь, женился, значит, надел хомут на шею. Запрягаем жениха в плуг, поводья держит невеста. Встают они, я и присматриваюсь. Если невеста с силой хватается за плуг, продыху-то невеста ему не дает, ослабь хватку-то говорю, сбежит он, очухаться не успеешь. А некоторые поводья отпустят и моделей из себя изображают. И так повернутся, и сяк. Ну и что ты, говорю, вожжи отпустила, отношения они труда и внимания требуют. Распустишь мужика. Ты вот этой придерживай, а этой отпусти. Пусть и свободу чувствует, да особо-то не расслабляется.

К осени Лекомцевы планируют достроить визит-центр, «Поляну сказок» да и взяться за новый тур-маршрут. Называется он «Путь белых лебедей». Слушая хозяев, понимаешь, что любая идея здесь воплощается всем сердцем.

«Мы и мечтать не смеем о новом оборудовании» Далее в рубрике «Мы и мечтать не смеем о новом оборудовании»Корреспондент «Русской планеты» ознакомилась с проблемами льняной отрасли Удмуртии Читайте в рубрике «Титульная страница» Михаил Ефремов. Давно народныйИсполнилось 55 лет замечательному актёру, которого злые языки предлагают лишить звания Михаил Ефремов. Давно народный

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»