«После наших спектаклей увеличивались надои»
Кукольная галерея. Фото: Надежда Рысьева / «Русская планета»

Кукольная галерея. Фото: Надежда Рысьева / «Русская планета»

Заслуженный актер кукольного театра объяснил, почему посвятил своей профессии полвека

Ижевский кукольный театр ставил представления и в период Великой Отечественной войны, и в девяностые. В разное время на его сцене появлялись политическая сатира для взрослых и чудесные сказки для детей, сейчас это одно из главных культурных заведений города для любой публики. «Русская планета» поговорила с Александром Федоровичем Перевозчиковым — известным кукольником, заслуженным артистом РФ, актером Государственного театра кукол Удмуртии, о судьбе Ижевского кукольного театра, ижевских театралах и о магической профпригодности самых страшных кукол.

Во время войны в день ставили по восемь спектаклей

– С чего начинался кукольный театр?

– Появился театр кукол как театр не для детей — обличительные, саркастические, с политической подоплекой спектакли собирали именно взрослых зрителей. В давние времена театр кукол остро чувствовал ритм жизни и был крепко переплетен с общественными событиями. Советская власть поняла, какой мощный потенциал есть у кукольных театров. Поэтому в 1917 году был издан указ о создании государственных театров. С этого момента в общественной интерпретации кукольный театр стал детским.

– Когда ижевчане увидели первый кукольный спектакль?

– Первое представление было весной 1935 года. Через несколько лет началась война. Мужчины ушли на войну, и, как всегда в России, тяжесть военных лет пала на женщин. Именно отважным трудолюбивым женщинам, не предавшим нежно любимое ими искусство, мы обязаны жизнью театра. В войну на Сенном рынке стоял балаганчик, и среди оживленной толпы играли в куклы. В день ставили по восемь спектаклей. Удивительно. Знаете, одно и то же произносить каждый день, иногда не по разу — настоящее безумие. Странно, когда понимаешь, что вся история театра укладывается в несколько строк печатного текста. Как и вся жизнь, впрочем.

– А где находилось пристанище театра кукол?

– Долгое время Ижевский кукольный находился при самых разных детских воспитательных учреждениях, не имея собственной сцены. Я пришел в театр под конец мытарств актеров. Знаете круглый фонтан здесь, на Центральной площади? Именно там, напротив только что построенного кинотеатра «Россия», рядом с бараками и грудой мусора, сыграл свой первый спектакль. Собственное здание у театра появилось в 1980 году. Наши предшественники, пройдя тернистый путь, грезили о собственной сцене, но ушли из жизни, так и не дождавшись ее. В 1981 году оставшиеся уже были глубокими стариками.

В разные годы в спектаклях театра были задействованы всевозможные системы кукол: куклы «черного кабинета», все виды тростевых кукол, плоские, паркетные, перчаточные, куклы-маски. Чуть позже, по моему мнению, мастерство кукловождения не только в удмуртском кукольном, но и в других театрах страны, отошло на второй план.

«Меня спрашивали: “Работаешь-то где?”»

– В семидесятые годы произошла смена поколений. «Образцовщина» (С.В. Образцов — великий кукольник, режиссер кукольного театра, театральный деятель — Примеч. авт.) сменилась «Королевщиной» (М.М. Королев — профессор, кукольник — Примеч. авт.). Артисты перестали быть просто кукловодами. Стало больше спектаклей, где артисты начали играть «в открытую» без ширмы. Репертуар изобиловал философскими, драматическими постановками, с этого момента режиссеры погружали зрителя в таинственный и глубокий мир, поселяя в сердцах людей смятение.

Государственный театр кукол Удмуртской республики. Фото: Надежда Рысьева / «Русская планета»

С 70-х годов элемент кукловождения стал уходить. На передний план выдвинулась сама кукла как носитель символа. Я бы сказал, пришел «дикий Запад». Театр кукол старой школы был иного характера. Те актеры настолько наловчились водить имеющиеся перчаточные и тростевые куклы, что каждое движение, жест, поворот были отточены до идеала. Репертуар развлекал, то есть, приходя в театр, дети созерцали сказку, чудо, если хотите. А мы ставим драматические спектакли, вытесняя легкие, веселые. Думаю, ошибочно нагружать детскую психику так обильно, как это делается сейчас. Ребенок научится мыслить философски и познакомится с тайнами мироздания, взрослея, а мы все разом хотим выплеснуть. Очевидно для меня, настоящего ретрограда, все-таки ближе и лучше в кукольном сама кукла, — говорит Перевозчиков.

– То есть, по-вашему, кукольный театр — это развлекательное зрелище? Или может быть искусство инструментом воспитания?

– Думаю, верны оба варианта. Приходя в театр, дети ждут чуда — тогда это развлечение. Но кукольный — и особый вид искусства с уникальными, безграничными выразительными возможностями. Ну, и так повелось еще с советских времен, что в любом спектакле присутствует воспитательный момент, своеобразные размышления о ценностях, добре и зле, дружбе, любви.

– Кого из мастеров можете назвать главным учителем? Или вы самоучка?

– Меня взяли в театр, потому что, как всегда, не хватало мужчин. Платили совершенные копейки. Когда семья, дети, надо было думать не только о духовном, но и о материальном, потому мужчины покидали театр. А я дико хотел стать артистом. Я набрел на театральный, после того как меня, шестнадцатилетнего художественного руководителя колхозного клуба, отправили в культпросветучилище. После в газете «Удмуртская правда» появилось громкое объявление: «Театр кукол объявляет набор на вакантные должности артистов». Дальше было поступление. Пробы были точно такими же, как обычно рассказывают удавшиеся и неудавшиеся актеры. Не будем об этом. Повторюсь, нужны были мальчики. Поэтому брали практически всех. А среди наставников сложно выделить кого-то, все участвовали в обучении нового актера игре с куклами.

– Поступающие вместе с вами до сих пор играют в театре?

– Многие уходили из театра, понимая, что приличного заработка не будет. А я был из деревни, мне все было интересно. А особенно то, у какого же станка — токарного или столярного, — меня поставят. Так и остался. В деревне удивляются моей работе. Там все представляют, что петь, плясать на сцене может каждый. Мне говорили: «Я понимаю, что ты поешь, танцуешь, не объясняй». И продолжали — «Работаешь-то где?» (смеется).

– Что вы отвечаете?

– Пытаюсь объяснить, что выступление на сцене — тоже труд. Порой тяжелее, чем физический. Сколько в свое время дорог объездили... Мы же безвылазно колесили по республике. Случались и смешные вещи. Нас попросили выступить на ферме, чтобы повысить надои. Мы должны были выступать перед доярками в пять утра и, извините за слово, «возбуждать» хороший настрой, активность в течение всего дня. Вспоминаешь — до жути смешно. И, знаете, наши руководители говорили: после нас увеличиваются надои, доярки шустрее дергают вымя (смеется). Хоть плачь, хоть смейся, как говорится. Но ведь это было, ведь было!

– Выехали бы сейчас в район?

– Здоровье не то. А тогда… Дороги были жуткими, кочка на кочке, ухаб на ухабе, настоящее месиво из глины. Это сейчас более-менее появились асфальтированные дороги. Подолгу стояли труппой посреди поля, стараясь вытолкать свой автобус из колеи. В итоге приходилось идти в ближайший населенный пункт за тяжелой техникой. Сейчас дороги получше. Выезжая куда-либо, думаю, куда же это повезли меня. Когда сидишь в шикарной машине, ям не чувствуется, да и то ворчишь на водителя: «Не мешки везешь».

Александр Перевозчиков. Фото: Надежда Рысьева / «Русская планета»

– Долго продолжались кукольные путешествия по Удмуртии?

– Закончили с колхозно-совхозным житьем еще в 90-х годах. Именно тогда все стало переходить на денежные отношения. Мы пытались выезжать и так. Но смотришь — ребенок хочет идти, а у семьи денег нет. В итоге спектакль смотрят около десяти человек. Перестали ездить.

– Александр Федорович, не хотелось ли вам играть в другом театре, скажем, русском драматическом, национальном? Или за пределами республики?

– Я порой задумываюсь об этом. На черта я так долго здесь? Уже 46 лет, шутка ли. Некоторые так долго, сколько я в театре, и не живут. Ведь была как-то возможность остаться в Москве. Я устроился, в театре приняли хорошо. Но хватило меня всего лишь на три дня. Представляете? Потом мне так плохо стало. Думаю, ладно, убегу-ка я отсюда, пока не поздно. Взял котомку и уехал.

– Но почему?

– Мобильных телефонов не было, сразу не позвонишь семье, друзьям. Не проведаешь, дом далеко. Жена с дочкой дома остались. Малышке всего три года. К тому же на тот период меня достаточно хорошо знали на местном телевидении, радио — выступал в удмуртских передачах. А здесь, думаю, что, все заново начинать? Да и не полюбил я Москву, не люблю и сейчас. Кстати, директор ижевского кукольного, где работаю по сей день, как мне кажется, понимал, что надолго я не уеду. Потому и оставил мою трудовую книжку в Ижевске, объяснив, что жена посылкой позже отправит.

– Как вам кажется, любят ли сегодня ижевчане кукольный театр?

– К счастью, у нас есть страшные любители. Если судить по взрослым зрителям. Принимается на ура «Академия смеха», любили «Принцессу Турандот», «Шута Балакирева». Что касается детей с родителями, залы зачастую полные. Чтобы зацепить внимание самых маленьких, нужны особенные спектакли.

«Чем страшнее кукла, тем она интереснее смотрится»

– Сложно ли играть перед детьми?

– Ребенок, к сожалению, все «съедает». Дело не столько в мастерстве кукловождения. С детьми главное — увлекаешь ты их в свой сказочный мир или нет. Сейчас созданы все условия для нас, артистов. Свой собственный сказочный дом. Все есть, только твори. Но нет, бывает, что спектакли не идут, ставятся без огня. Почему иногда один и тот же спектакль воспринимается на «ах», а на следующий день ставится нудно и скучно? Необъяснимо, но и такое случается.

– Может быть, все дело в кукле? Бывает, что кукла не слушается актера?

– Конечно. Кукла не приспособлена к жизни в театре, потому невозможно в нее вдохнуть определенный смысл, характер, это совершенно пустая трата времени. Парадокс нашего театра в том, что чем страшнее кукла, тем она интереснее смотрится. И, наоборот, чем она прекраснее, тем безнадежнее для театра.

– В чем заключается миссия кукловода?

– Мастер делает куклы как будто по одной схеме, чертежу. Но все равно они отличаются одна от другой. Актеру, кукловоду приходится искать и вдыхать в куклу жизнь, приспосабливаться к ней, улавливая мельчайшие нюансы в ее движении, повороте, жесте. Делать так, чтобы это получалось, как говорится, кукловодительно и кукложительно. Мне кажется, что актер кукольного театра — профессия великая. Ведь нам по силам действительно неординарное — оживлять мертвое. И когда получается, это самое настоящее чудо. Считай, что ты Бог. Почти.

Читайте в рубрике «Титульная страница» Половина россиян потеряет рабочие места до 2020 годаСтоит ли грустить по поводу повышения пенсионного возраста, если работу каждый второй потеряет уже завтра? До чего дошёл прогресс? Разбирался корреспондент РП Половина россиян потеряет рабочие места до 2020 года

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»